• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: незаконченное (список заголовков)
15:59 

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
02.11.2012 в 22:52
Пишет Andras Moremaa:

Снег.
[снег и точка]


читать дальше




URL записи

@темы: .forget-me-not, kuroi.asahi, Снег, незаконченное, от руки

18:51 

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
21.05.2012 в 04:00
Пишет Andras Moremaa:

Вариации на тему...
Shaneea Gaalla

- Илль Ванн Ди, ты вернешься?
- Назови мне причину, чтобы я этого не сделал.
Светлые, почти серебристые с своей белизне, глаза сверкнули интересом.
Им было сложно расставаться, ведь Илль Ванн Ди был наставником наследника, пусть и недолго. Между ними родилась та самая дружба, о которой пели бродяги, рассказывая о лучших временах своей жизни. И пусть юноше не стоило спускаться на нижние ярусы города, он делал это, завернувшись в старый рваный плащ своего наставника. Который сейчас покидал Дом, чтоб отправиться в долгий поход.
Эта дружба звенящим колокольчиком проскакивала в их взглядах, теряясь в мутных образах и размышлениях. Возможно, ни наставник, ни его ученик не знали о своих чувствах, но их тянуло друг к другу, они привыкли быть вместе, и каждый из них чему-то учил, каждый учился чему-то у другого. Их съедала тоска, когда они были порознь, они радовались вместе восходящим лунам и слушали утренний шепот ручья. Илль Ванн Ди знал много о звездах, а его ученик знал, как его слушать.
Ветер играл с жемчужно-белыми прядями юноши. Он стоял у быстрой и мелкой реки, и пусть его с наставником разделяло не менее семи шагов, они слышали друг друга. Звучный, почти взрослый голос ученика отличался от хрипловатой, немного невнятной речи учителя.
- Я сломал твою флейту.
читать дальше


музыка: Jesper Kyd, Lorne Balfe – Assassin's Creed Theme

URL записи

@музыка: Xandria – Now & Forever

@темы: это не лечится, от руки, незаконченное, kuroi.asahi, Shaneea Gaalla, .forget-me-not

01:52 

lock Доступ к записи ограничен

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
мысли одинокого самоубийцы с чашкой кофе по утрам.

...Скован цепью невесомой
В ожидании высохшей зимы...

...Я верил незнакомым лицам...
Впрочем, знакомым тоже верил...

[закрыто]

URL
10:15 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Заходите на разговоры и чай.

Он вернулся в ту комнату, в которой не был так давно. На полу в черно-белую шашечку, как шахматная доска, тонким слоем легла пыль, за большим окном не было ничего, и только тусклый серебристый свет, как от луны, освещал помещение. Он поднял голову и увидел каменные своды потолка. Они красиво, как причудливый, экзотический цветок, сходились в центре, словно то был храм. Эхо от шагов гулко отражалось от стен и уходило в этот потолок. Странно. Комната всегда казалась ему не такой высокой. Может быть, теперь она изменилась, показывая его изменившуюся сущность?
Сев на пол, он, по старой привычке, стал ждать. Свет, падающий из окна, ласкал черты лица. Уже не такие по-детски добрые и милые, как раньше, но в глазах его отчетливо читалось: он снова видел, как это - быть счастливым. Но снова вернулся в свою комнату, которой теперь владел не кто-то невидимый, как раньше...
Он сидел, смотря вперед. Интересно, хоть кто-нибудь заходит в эту комнату, чтоб посмотреть, вернулся он или нет? Придет ли кто-то поговорить? Или он так и останется здесь один?
Через какое-то время он понял, что нет. Медленно комнату стал охватывать огонь. Не было паники, не было даже желания укрыться в углу, чтоб отсрочить момент гибели. Он знал: если так, то так нужно. Сидел и ждал, лишь шепча:
- Жарко... - когда тепло огня подбиралось ближе, согревая кожу, и это тепло словно плавило фигуру на полу.
- Душно... - говорил он, когда дышать стало тяжело.
- Больно... - когда огонь добрался до тела.
Лениво оранжево-красные языки облизывали его, обжигая и пока еще не раня. Он сидел, как восковая кукла, он будто медленно плавился. По щекам текли слезы.
- Больно, - снова пожаловался он, и огонь поднялся, цепляясь за кожу.
Комната полыхала. Это был необычный огонь, без дыма, не оставляющий черных следов и пепла после себя. О поедал словно саму сущность. Но не пустого помещения - огонь уничтожал того, кто в этой комнате жил. И когда эти дрожащие языки стали еще жарче, человек закричал. Он кричал и плакал от боли, уже не в силах что-то сделать, даже если хотел бы. Он принял это пламя, как своего гостя, он говорил с ним, как говорил бы с любым, кто зашел к нему на разговор. Только вот улыбаться огню он не сможет.
Эхо срывающегося крика отбивались от стен и тонули в высоких сводах безжизненным шумом, лишним шумом, который исчезал быстро - настолько, чтоб не беспокоить чужого слуха.

@темы: незаконченное, kuroi.asahi

02:35 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Кто я?
Животное. Но неласковое. Пусть и преданное.
Кто я?
Животное. Жестокое. Кусачее.
Кто я?
Животное. Которое рано или поздно становится бездомным.

Сегодня я сплю один. Крепко сжимая руки в кулаки и кусая пальцы.
Год прошел. Снова кровь на снегу. Только теперь это грязный, подтаявший, острый снег и много льда. На них кровь смотрится еще красивее.

@темы: -легенда-, kuroi.asahi, бля., незаконченное, о людях, правда, про любовь, просто мысли

17:52 

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Зарисовка.

Он стоит на краю, отчетливо ощущая дрожь металла от движущих громадиной механизмов голыми ногами. Ветер треплет почти белоснежные волосы, легкую ткань на тоненьком теле, сдувает капельки крови с рук, подставленных стихии, что нежно сейчас водит руками по юной коже. Несильный толчок, внезапный порыв ветра или волна - и тело сорвется вниз, в бурлящие, холодные волны. Вода приветливо скрутит, путая в материи, поглотит в себя, вливаясь в горло и легкие своими льдом и терпкостью.
По щекам мальчишки ползут слезы, смешиваясь с тонкими разводами крови, то ли от ветра, то ли от понимания, что пути дальше нет, и у дороги лишь две стороны: назад, в тепло, огни, голоса и агонию, либо же вперед, в холод и смерть, где волны, разорвав тело в клочья, может быть, выкинут его на грязный берег. Он - кукла в волнах человеческой похоти и такая же кукла в волнах крови планеты. Он стоит, разведя руки в стороны, и ждет смей музыки.
...И когда она, наконец, приходит, кисти с тонкими запястьями и длинными красивыми пальцами изгибаются и делают взмах, командуя оркестром. И ветер послушно вздымает ткани и волосы, так сильно выделяющиеся в сумраке темных вод и неба. Слышен шум вздоха - но тело удерживается, и улыбка на лице отвечает стихии - так нежно, так участливо, счастливо, словно мальчишка, стоящий на краю борта, видит перед собой не пустоту на колышущемся горизонте, а райский сад с распустившимися бутонами ароматных, таких же юных, как он, цветов.
И вот он, слабый, отчаявшийся, но неизвестно по какой причине все еще хватающийся за жизнь, безумный плавно водит руками под порывы ветра, ведомый одной ему слышной музыкой. Мальчишка улыбается, его тело изгибается в танце в такт мелодии, руки, подобно кистям сумасшедшего художника, все резче рассекают воздух, и ветер взвывает все громче, яростно толкая фигурку с борта. А мальчик смеется и плачет, ожидая, кто схватит его первым: темная фигура за спиной или холодный спасительный свет...


@музыка: Tori Amos - Smells Like Teen Spirit (Nirvana)

@темы: ролевые, от руки, незаконченное, блокнот, kuroi.asahi

23:34 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
~Жану~

-Зарисовка-
Писал на парах, делая вид, что прилежно записываю лекцию)



В этом году весна началась поздно, и зелень и цветы, словно все еще сомневаясь, нерешительно появлялись средь голых, серых пейзажей. В их неуверенности было что-то особенное, свое чувственное очарование и даже загадочность. Птицы уже начинали праздновать приближающуюся власть тепла и поражение в этой битве зимы. Юркие ручейки радовали слух своим чуть слышным шепотом, вода в них была еще холодна и несла в себе кисловатый вкус хвои.
Восемь весенних лепестков с наслаждением слушал песнь неширокой речушки, в которую вливались сотни горных ручейков, и воды ее постепенно поднимались, берега становились шире, а в прозрачной мелкой воде можно было заметить редкую рыбешку, которая еще не то сонно, не то лениво плыла меж камней, омываемых водой. Весенний игривый ветерок целовал лицо и приоткрытую грудь юноши, путался в его длинных, чуть вьющихся волосах, позвякивал украшениями на одежде. Легкая ткань мягко касалась молодого тела, словно одежды наслаждались прикосновениями к теплой коже. Восемь весенних лепестков, казалось, задремал, лежа на мелкой свежей траве, его спокойное красивое лицо было недвижно, а сам юноша словно был создан природой и был ее чудесным цветком, так гармонично сочетающимся со всеми прочими ее созданиями, и в то же время, отличаясь от них, как алмаз средь рубинов.
Четыре имени тихо подошел к спящему юноше и некоторое время наблюдал за ним, нежно улыбаясь. В темных глазах воина играло желание; он ревновал к ветру, который так безнаказанно и свободно мог касаться тела Восемь весенних лепестков. Желание постепенно росло, будто Четыре имени был той рекой, и его наполняли ручейки возбуждающих чувств: коснуться руки, поцеловать мягкие губы, скользнуть замерзшей рукой под теплые одежды юноши и почувствовать, как он вздрогнет… А ветер все также играл с ним, он не желал ласкать воина – даже этому природному проказнику больше нравилось дитя весны. Не в силах более выносить подобной несправедливости, Четыре имени грубо прервал любовные игры ветра: он подошел поближе, мягко ступая по редкой траве, присел и спросил, явно желая показать, что ветер только навредит юноше:
- Ты не замерзнешь?
Ни один мускул не дрогнул на лице Восемь весенних лепестков – он продолжал дремать. Четыре имени ждал. И не зря: вскоре тихий голос вмешался в песнь воды, но даже он был гармоничен с ней.
- Нет, я наслаждаюсь…

Ветер ликующе ударил в лицо Четыре имени и игриво, нагло поднял ткани у ног Восемь весенних лепестков. Он почувствовал свое превосходство, понимая слова юноши как взаимную симпатию и дозволенность ласкать запретные до этого времени части его тела. Воин нахмурился. «Тебе не удастся отобрать его у меня», - мысленно пригрозил он ветру – и снова получил плевок в лицо. Природная стихия смеялась над мужчиной. Четыре имени усмехнулся. «Ты все равно не сможешь доставить ему того удовольствия, которое могу я. Под твоими руками он будет дрожать лишь от холода». Ветер притих, то ли осознав свой недостаток и отступив, то ли давая возможность человеку доказать свои слова.
Сильные руки нежно скользнули по открытой груди Восемь весенних лепестков, пальцы провели по молодым чувственным бусинам, и ресницы на спокойном лице юноши дрогнули. Четыре имени слова усмехнулся и пробрался рукой под ткань, уже сжимая соски пальцами и поглаживая их. Дыхание юноши участилось, он чуть выгнулся, но лицо его так и осталось недвижным. Ветер наблюдал, не решаясь помешать. Мужчина склонился ниже, его длинные тяжелые волосы блестящим черным шелком упали на шею мальчишки, они, словно живые, скользили по светлой нетронутой коже, щекотали ее и ласкали своей прохладой. Четыре имени умело и не спеша играл пальцами с принявшим их телом, то подвергая его легкой боли, то успокаивая почти отцовскими поглаживаниями. Восемь весенних лепестков недовольно выдохнул: он не хотел отцовской любви, он желал тех прикосновений, что способны свести его с ума от удовольствия. Ветер, все еще разозленный появившимся соперником, но знающий о своем поражении, вспыхнул, приказывая Четыре имени, чтоб тот не смел мучить милое создание природы, и снова поднял полы одежд, открывая ноги юноши. Мужчина на этот раз согласился с побежденной стихией и другой рукой провел по ткани, скрывающей под собой тонкие ноги. Восемь весенних лепестков вздрогнул, он ждал, когда все еще прохладная рука коснется его обнаженных жарких бедер.
Желание охватило Четыре имени с такой силой, когда он дотронулся до мягкого тела под тканью, что он готов был взять своего юного возлюбленного прямо сейчас, но выдержка воина не позволяла ему сделать этого – мужчина знал, что истинное наслаждение можно получить лишь тогда, когда ждешь его и страстно желаешь, когда готов молить о нем даже самого себя. Длинные пальцы запутались в завязках нижних одежд, но их плетение не мешало ласкам, своей неровностью придавая привычным человеческим прикосновениям особенные ощущения. Восемь весенних лепестков снова тихо выдохнул, только теперь это была мольба, и Четыре имени вновь послушался его и проник пальцем в горячее тело. Юноша застонал, зажмурился и наконец открыл глаза, с благодарностью смотря на своего наставника. Он горел желанием, он готов был отдать себя всего, он знал, что Четыре имени так же желает этого. Ветер ревниво зашумел в полуголых деревьях, которые не были способны одарить его тем удовольствием, каким могло молодое человеческое создание. Он еще больше стал враждебен, намереваясь отобрать пылающего любовью юношу. Но воин был сильнее и горячее стихии. Его теплые губы коснулись губ Восемь весенних лепестков, даря дрожащее дыхание страсти. Мальчишка потянулся, его тонкие, слабые на вид, как у женщины, руки ухватились за ткани одежд мужчины, но Четыре имени понял угрозы ветра и разорвал чувственную связь. Он поднял на руки юношу и заботливо обернул его одеждами, защищая от обозленного ветра.
- Ты жестокий, - жалобно пролепетал опечаленный Восемь весенних лепестков, но мужчина лишь улыбнулся ему и поцеловал в уголок губ.
Восемь весенних лепестков чувствовал, что тело его возлюбленного ноет от неудовлетворенных желаний, он знал, что так просто Четыре имени его не отпустит. Хитрая улыбка выдала на лице юноши это знание, и он, желая почувствовать в себе разгоряченную твердую плоть как можно скорее, стал ласкать рукой грудь воина, своими действиями вынуждая его не только идти быстрее, но и усиливая ярость зверя внутри человека.
Их дом был совсем недалеко от речушки, прячась в деревьях. Четыре имени всеми силами пытался сопротивляться действиям Восемь весенних лепестков, но игривые пальчики уже давно знали тело воина, и умелое их прикосновение тотчас же превращало стойкую гору в бушующий вулкан. Он медленно стягивал шуршащие ткани с грациозного тела, зная, что очень скоро оно будет извиваться подобно змее под его руками…

Музыка: скачать


@темы: kuroi.asahi, незаконченное, от руки

02:48 

lock Доступ к записи ограничен

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
незаконченное

URL
01:13 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Наверное, это странно, но я волнуюсь за тебя. Чего-то боюсь, остерегаюсь. Я молюсь, чтоб с тобой все было хорошо - и боюсь самому себе в этом признаться. Но внутри себя я прошу все силы, чтоб с тобой все было в порядке.
Да, это странно. Я удивляюсь себе: я никогда таким не был, никогда не чувствовал это так ярко, никогда не понимал это так ясно... и вряд ли стал бы непротивиться этому. Зачем мне скрывать от себя что-то? Я могу скрыть от тебя или других, но не от себя. Я не вижу смысла в самообмане.
Когда тебя долго нет, я беспокоюсь и все время смотрю в окно. Почему-то я жду твоего прихода, и мне так хочется написать тебе, отругать, что нельзя так пугать, заставлять беспокоиться, так хочется сказать тебе именно это. А потом замолчать, ожидая твоих слов, и мне кажется, что они согреют меня как раньше, что я снова буду смеяться. Я буду смеяться в подушку, потому что ночью своим громким смехом я могу всех разбудить. А потом ты вдруг скажешь, что тебе пора идти спать, я отвечу простое "пока", а сам подумаю: "Как жаль... так хочется поболтать еще..." Еще и еще...
Почему ты не рядом, когда твои теплые слова так нужны? Почему ты не рядом? Даже твоя наглость была такой милой, я мог психовать, но в душе, где-то внутри себя, почти на самом деле я улыбался. Где же мое благородное создание?.. Сказочное создание, чьи слова меня ранили, но я скрывал это за обычной игрой в глупость. Для тебя это нормально - ты словно пришелец из другого мира, так похожего на наш, но так отличающийся всего несколькими вещами.
Я был счастлив. Ты - волшебный мудрый зверь в моем новом мире, хранитель. Ты пришел с теми, кого я люблю - с Вен, Юки, Алексом, с несколькими ребятами из команды - с моими хранителями. Но твои огромные сияющие крылья унесли тебя к желанной свободе. А я сказал тогда тебе простое "пока", зная, что это может быть мое последнее "пока" тебе...
Почему ты не рядом? Почему я не рядом? Почему я не могу тебя обнять? Я хочу, но почему-то не могу, словно твои колючки пройдут мое тело насквозь, заставляя страдать и ненавидеть весь мир. Я знаю, что они - это иллюзия... очень настоящая иллюзия. И это приносит еще больше боли. Но, кто знает, может, моя кровь спасла бы тебя? Может, благодаря ей колючки стали бы мягче или исчезли и вовсе.
Почему я не был рядом, когда я нужен был? Я был слеп, должно быть. Прости меня за это.
Почему ты не рядом? Почему тебя так долго нет? Может, появишься ты, я увижу лишь твою тень - и снова с облегчением вздохну, потому что с тобой все в порядке. Не заставляй меня так о тебе волноваться, глупое создание! Не делай это так часто!

Я куплю те часы, потому что они напоминают мне о тебе. И всегда будут напоминать. Я так хочу. Я хочу помнить. Пусть это и больно.

@темы: kuroi.asahi, незаконченное, о людях, правда, просто мысли, это не лечится

17:02 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Я голубых кровей.
Меня зачали в Назарете, в Эфиопии.
Я - живой труп с рождения.
Я не очень знаю, что такое любовь.
У меня скверный характер.
Тем не менее, у меня есть друзья.
А лучший друг с первого класса.
Меня многие ненавидят.
Многие смотрят на меня вот так (*____*)
Мать всегда обвиняла меня в том, что потеряла хорошую работу, и ее карьера не удалась, потому что в детстве я все время болел и чуть не сдох много раз.
Отец назвал меня своим говном.
Но я предпочитаю общаться с ним больше, чем с матерью.
Потому что мать всегда меня в чем-то обвиняет: в своих болезнях, в своих неудачах, в том, что могла выйти замуж за богатого профессора, а я ей, еще метровый урод-детсадовец, помешал, в том, что из-за меня она многое не может себе позволить, в том, что я, видимо, вообще живу...
Она жестоко трахает мои мозги каждый день.
Несколько раз я ее чуть не ударил.
Я пытался совершить несколько попыток самоубийства, когда она меня доводила.
В детстве, когда мы с матерью возвращались с прогулки, я каждый раз перед дверью в коридоре спрашивал у нее: "А ты будешь меня ругать?".
И боялся идти в дом.
Совсем маленьким я рисовал сцены пыток и казней с уклоном на эротику.
И всегда любил женское тело.
И эротические фильмы, особенно те, где в той или иной мере был БДСМ.
Я резал свое тело.
Я рано начал пить.
Но курить серьезно только в 19 лет.
У меня должно было быть два или три брата, один из которых скорее всего жив.
С детства я подвергался нападкам других детей, одноклассников и т.д.
В 4 года я уже умел писАть.
Временами тогда я писал "Я ничто...", а потом дописывал "...жество".
Я эгоист, но ненавижу себя.
Я противоречивый и очень разный человек.
Я довольно известен в определенных кругах.
Вероятно, я скоро умру.
Врачи говорят, что не знают, чем меня лечить и что со мной.
Я больной. Во всех смыслах)

@темы: kuroi.asahi, интересное, незаконченное, полезное, правда

02:20 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Я пуст.
Я пуст, как сосуд без дна. Я - испорченная вещь. Вещь, которую и жалко выбросить, а держать у себя тоже не хочется.
Я плакал.
Я тихо плакал. Я когда-то забыл, как это. Ты не увидишь этой соленой воды, я просто закрыл дверь. Я закрыл дверь и спрятался в своем выжженном мире.
Когда-то в нем начала расти новая трава, появились даже цветы. А теперь зелень местами почернела, снова стало пусто. Я один средь пепла.
Жизнь - игра. Люди в ней пешки. А я шахматная доска, по которой стучат фигуры, которой всегда достается кулаком, если игра неудачна, или ногой - и по дороге. Избитая, поцарапанная поверхность в темно-светлые квадраты.
Я плакал. Я плакал как-то так, будто я должен был это сделать. Я уже закрылся, я снова стал просто никому не нужным сосудом, спрятанным где-то, спрятанным собственной сущностю где-то на помойке.
Я слабак.
Мне не нужно было слушать свое тупое сердце, мне не нужно было доверять и открываться. Я поранился. Неоднократно. Но нет ни злости, ни обиды - только пустота. Я снова вещь. Бездушный предмет, на который можно полюбоваться, а когда надоест, отложить и забыть. Выбросить.
Я снова задыхаюсь. И я радуюсь этому: может, я скоро перестану дышать и просто уставлюсь в потолок? Зато так я не буду никому мешать, я не буду нужен.
Я плакал. Я не мог остановиться. Я пуст - и я плачу. Я слабый.
Я ненавижу себя. За все. Я ничтожество. Здравствуй, прошлое, здравствуй, тварь, давно не виделись.

@музыка: RENTRER EN SOI - Shinwa

@темы: это не лечится, просто мысли, правда, о людях, незаконченное, kuroi.asahi

18:59 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
Просто так.

Ролевая "Золотой век" ("Век Эдо")
edoepoch.rolka.su/
Коджики » Манъёсю

• Название записи: Собрание мириад листьев
• Действующие лица: Тайра-но Кагэкиё, Токугава-но Каи
• Время и место событий: бедные кварталы Эдо. Теплая осень, когда черное небо разрезает серп молодого месяца, а настойчивый ветер кружиться в танце с золотом деревьев.
• Краткое содержание: Каи, как обычно покинутый сестрой на растерзание улиц, бродил по огромному городу, не зная куда податься. Его хрупкая фигура сильно выделялась на фоне простых людей, хоть и была облечена в теплую не вычурную одежду. Небо озарял серебряный свет луны, который утопал в золоте кленов, растущих повсюду. Внимание привлекла юноши маленькая таверна, в которой он поспешил найти тепло и покой, возможность спрятаться от столь необычной, новой жизни. Но, к удивлению принца, он нашел там нечто большее. Все еще чистая и незапятнанная душа мальчика услышала увлекательный рассказ, который исходил из уст незнакомца. Молодой мужчина рассказывал мифические истории и все люди внимали ему. Каи так же нашел место подле рассказчика и стал внимательно слушать. Он был настолько поглощен сказкой, что не замечал течение времени, которое неумолимо клонило в середину ночи, то время, когда его начнут искать.

читать дальше, много

...Продолжение не следует...

@музыка: Skillet - Awake And Alive

@темы: ролевые, незаконченное, начатое, интересное, kuroi.asahi

02:27 

Kuroi.Asahi

Amicus cognoscitur amore, more, ore, re.
"Я просто понял: если не уйду, задушу тебя своими капризами".
Фигура, застегивая куртку на ходу, выбежала из дома. Человек бежал под падающим снегом, то и дело спотыкаясь о сугробы и скользя, удерживая равновесие из последних сил. Также, из последних сил, он сдерживал слезы, рвущиеся наружу, он сдерживал крик отчаяния, кусая губы. Кровь на них не успевала застывать, размазываясь по трещинам и укусам.
Полузабытый парк со старыми ветхими деревьями, где-то мертвыми. Недалеко набережная; человек, словно старик переваливаясь, согнув спину идет вдоль замерзшей воды, он сворачивает в аллею - а после просто идет по глубокому снегу куда-то вдаль, в сторону густо растущих деревьев. Его шаги вдруг сменяются бегом, разбиваемый снег летит в стороны, человек яростно жесткими, острыми варежками стирает со щек слезы - а потом, не выдерживая собственного веса, падает. Он мечется по снегу, рыдая в голос, а потом заваливается на спину, раскинув руки и ноги, и смотрит вверх, в грязное одинокое небо. Хриплое дыхание вдруг сменяется глухим смехом.
"Я урод".
И человек снова заплакал. От жалости к себе и от ненависти. Он лежит, не двигаясь, хочется лежать так долго, замерзнуть никем не найденным; но холод невыносимо колет руки даже через варежки, пальцы уже давно занемели и не двигаются.
"Я боюсь, что ты устанешь от меня".
Холодно и страшно.
"А вдруг ты решишь, что я бросил тебя навсегда?.."

В кипяток нужно добавить холодной воды, иначе все испарится.

* * * *

"Я так хочу к тебе, но я боюсь, потому что я знаю, что обидел тебя".
Человек давится кашлем: он долго лежал в снегу, глотал холодный воздух, когда бежал... Ему холодно, но этот холод не сравнится с тем, что у него сейчас в душе.
"Я не смог прятаться и пришел. Ты делаешь вид, что не замечаешь меня, отворачивается, уходишь..."
Одинокая фигура снова идет по набережной, поглядывая на серый непривлекательный лед, которым по берегам покрылась вода. Хочется стать на него и проверить, выдержит ли он вес человека. Если выдержит - пройти еще дальше, а если нет...
Сердце громко размеренно стучит, наслаждаясь будто последними своими моментами жизни. С неба снова начинает падать крупный частый снег, впереди уже почти ничего не видно. На дороге становится пусто: осторожные водители оставляют свои автомобили от греха подальше. Автобусы медленно и тягуче, еле-еле передвигаются по заснеженному асфальту, скользя по грязным комкам замерзшей воды. Мир словно остановился, любуясь на небывалый снегопад. Человек задрал голову, на ресницы упали крупные вселенные снежинок.
"Наверное, тебе понравилось бы... Наверное, ты любуешься сейчас так же, как я... Наверное".
Это вечное "наверное". В тот вечер он много раз сказал это слово, не будучи уверенным ни в себе, ни в своих словах. Ноги вязнут в свежем снегу; человек идет вперед - ему уже некуда идти. Сквозь белую пелену, так похожую чем-то на непроглядный туман, чуть заметен зеленый свет светофора. Он задумался и ступил на дорогу всего на пару секунд позже остальных редких пешеходов, бегущих от холода побыстрее по своим домам, а он не спешил, оставшись чуть позади.
"Я вернусь домой и обниму тебя во сне. Я уткнусь в свои светлые ароматные волосы - и мне станет как всегда так спокойно, словно я в раю. И будь что будет..."
Уверенный взгляд смотрел на горящий зеленый свет - ему перейти еще одну треть дороги... Все будет хорошо, он купит сладостей в том магазинчике, где и всегда, чьи окна словно светятся впереди, а потом заварит чай, как обычно, и прикоснется к мягким губам своими, прикоснется подушечками пальцев к нежной щеке... Но что-то не так. Какой-то быстрый звук, край глаза замечает темное пятно, мчащееся на тонкую фигуру в снегу, мчащуюся на него. Глаза широко раскрыты в разочаровании и сожалении:
"Я не смогу купить твои любимые..."

* * * *
На белый, непорочный снег упали яркие брызги, в пелене кажущиеся черными. Они сразу же впитались в небесное чудо, превращаясь в красные кусочки льдинок. Он тянет руку к твоему образу и шепчет, роняя слезы, что не купил сладостей. Дрожащие окровавленные пальцы водят по губам, подбородку и щекам призрачного образа. Ты улыбаешься ему.
"Ты ведь меня простишь, да? Я не купил... Я не успел... Я так люблю тебя!"
Я так люблю тебя, я так люблю тебя, я так люблю...
_____________
музыка скачать

@темы: -легенда-, kuroi.asahi, незаконченное, незаконченные мысли, о людях, правда, про любовь, это не лечится

[застрелись и заткнись.]

главная